ПРОТОКОЛ № 8 заседания Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа

ПРОТОКОЛ № 8
заседания Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа
г. Москва 21.11.2014

Присутствовали: члены Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа:

от Арбитражного суда Московского округа: Председатель суда Адамова В.Б., заместитель Председателя суда Шуршалова Н.А., и.о. председателя судебного состава Ананьина Е.А., председатель судебного состава Буянова Н.В., председатель судебного состава Волков С.В., председатель судебного состава Завирюха Л.В., председатель судебного состава Зверева Е.А., председатель судебного состава Ядренцева М.Д., судья Дегтярева Н.В., судья Комолова М.В., судья Кузнецов В.В., судья Петрова В.В., судья Петрова Е.А., судья Туболец И.В., судья Тутубалина Л.А.

от Девятого арбитражного апелляционного суда: заместитель Председателя суда Хвощенко А.Р.

от Десятого арбитражного апелляционного суда: начальник отдела обобщения и анализа судебной практики, законодательства и статистики Афанасьева В.С.

от Арбитражного суда города Москвы: Председатель суда Чуча С.Ю., заместитель Председателя суда Кузьминская Н.Ю., председатель судебного состава Пулова Л.В., председатель судебного состава Карпова Г.А., судья Никифоров С.Л. от Арбитражного суда Московской области: заместитель Председателя судаСметанин С.А., председатель судебного состава Васильева Е.В., председатель судебного состава Соловьев А.А., начальник отдела аналитической работы и систематизации законодательства Коротков Н.Н.

от Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА):кандидат юридических наук, доцент Арзуманова Л.Л.

от Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова: доктор юридических наук, профессор Цветков И.В., кандидат юридических наук, доцент Моисеев С.В.

от Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: кандидат юридических наук Гутников О.В.

от Института государства и права Российской академии наук: доктор юридических наук, профессор Абова Т.Е., кандидат юридических наук Васильева Е.Н., кандидат юридических наук Лебедь К.А.

от Российского государственного университета правосудия: доктор юридических наук, профессор Никитин С.В.

от Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации: кандидат юридических наук, доцент Илюшина М.Н.

от Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации: кандидат юридических наук, доцент Блохин Ю.В.

от Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации: доктор юридических наук, профессор Вилкова Н.Г., доктор юридических наук Романова Виктория Валерьевна

На заседании Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа также присутствовали:

от Арбитражного суда Московского округа: судья Антонова М.К., судья Краснова С.В., судья Чучунова Н.С., советник Председателя суда Какубава Г.З., руководитель секретариата Председателя суда Скворцова Е.А., заместитель руководителя секретариата Председателя суда Артемьева Е.А., сотрудники отдела обобщения судебной практики, учета и статистики

от Десятого арбитражного апелляционного суда: судья Александров Д.Д., судья Закутская С.А.

от Суда по интеллектуальным правам: судья Лапшина И.В.

Повестка дня:

  • следует ли суду кассационной инстанции признавать наличие безусловных оснований для отмены судебного акта применительно к части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в ситуации, когда арбитражный суд, исправляя допущенную при изготовлении решения опечатку, изменил наименование ответчика;
  • можно ли учитывать в налоговой декларации текущего периода расходы, ранее ошибочно не учтенные, в случае, если ошибка была допущена более трех лет назад; можно ли считать положения абзаца 3 пункта 1 статьи 54 НК РФ, введенные Федеральным законом № 224-ФЗ, в качестве дополнительной гарантии защиты прав налогоплательщика и применять положения пункта 3 статьи 5 НК РФ об обратной силе актов законодательства о налогах и сборах;
  • можно ли считать виновными по смыслу статьи 118 Закона об исполнительном производстве действия дебитора по перечислению денежных средств третьему лицу после получения дебитором постановления об обращении взыскания на право требования в порядке статьи 76 Закона об исполнительном производстве;
  • имеет ли право лицо, пропустившее установленный частью 1 статьи 122 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» срок на возврат авансовых платежей в рамках административной процедуры, на взыскание перечисленных по истечении трехлетнего срока в федеральный бюджет сумм авансовых платежей путем подачи искового требования в порядке гражданского судопроизводства;
  • влияет ли предусмотренная пунктом 3 статьи 78 НК РФ обязанность налогового органа сообщить налогоплательщику о факте излишней уплаты налога и сумме излишне уплаченного налога на порядок исчисления срока исковой давности на возврат (зачет) излишне уплаченного налога.

По первому вопросу.

СЛУШАЛИ:

Тутубалину Л.А. доложила о наличии двух правовых позиций по вопросу о том, следует ли суду кассационной инстанции признавать наличие безусловных оснований для отмены судебного акта применительно к части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в ситуации, когда арбитражный суд, исправляя допущенную при изготовлении решения опечатку, изменил наименование ответчика.

Докладчик довел до сведения членов Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа позицию, изложенную в заключении Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), согласно которой если в результате исправления опечатки в решении арбитражного суда первой инстанции изменилось наименование ответчика, то это может повлечь за собой такие правовые последствия как:

  • невозможность исполнения решения в отношении именно того ответчика, на которого указал истец как на нарушителя своего права, и в отношении которого арбитражный суд первой инстанции вынес решение об удовлетворении иска;
  • признание должником по исполнительному производству лица, которое не было привлечено в качестве ответчика к участию в деле, рассмотренному арбитражным судом;
  • невозможность правильного разрешения вопроса о том, имеется ли вступивший в законную силу принятый по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт арбитражного суда (п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ).

В результате могут быть нарушены права и законные интересы как истца по делу, так и права и законные интересы того лица, которое было указано в решении арбитражного суда первой инстанции в качестве ответчика по делу.

В этой ситуации и истец, и лицо, которое было названо в результате исправления опечатки в решении ответчиком, заинтересованы в обжаловании определения арбитражного суда первой инстанции об исправлении опечатки и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции об оставлении данного определения без изменения в кассационном порядке, в том числе, когда это касается судебных актов, указанных в ч. 4.1 ст. 206 АПК РФ, ч. 5.1 ст. 211 АПК РФ, ч. 3 ст. 229 АПК РФ.

Согласно ст. 42 АПК РФ лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт, а также оспорить его в порядке надзора по правилам, установленным настоящим Кодексом. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле.

При обжаловании определения арбитражного суда первой инстанции об исправлении опечатки и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции об оставлении данного определения без изменения в кассационном порядке лицо, которое было указано в решении арбитражного суда первой инстанции в качестве ответчика по делу в результате исправлении опечатки на основании ст. 42 АПК РФ должно быть признано лицом, не участвовавшим в деле, о правах и об обязанностях которого арбитражный суд принял судебный акт.

Если соответствующие определение и постановление обжалуются истцом по мотивам того, что в результате исправления опечатки его требование не может быть удовлетворено к тому ответчику, на которого он указывал и в отношении которого арбитражный суд первой инстанции вынес решение, то это означает что решение вынесено в отношении иного лица, на которого истец не указывал, но на которого в результате исправления опечатки указал арбитражный суд первой инстанции в своем решении как на ответчика, при том, что это лицо к участию в деле не привлекалось.

Независимо от того, существует ли то лицо, на которое указал суд как на ответчика в результате исправления опечатки в решении (зарегистрировано ли данное лицо в ЕГРП или нет) решение в этой ситуации может быть признано судебным актом, вынесенным арбитражным судом о правах и об обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле.

Следовательно, правовым основанием для обжалования в кассационном порядке определения арбитражного суда первой инстанции об исправлении опечатки и постановления арбитражного суда апелляционной инстанции об оставлении данного определения без изменения в ситуации, когда арбитражный суд, исправляя допущенную при изготовлении решения опечатку, изменил наименование ответчика, будет положение, содержащееся в п. 4 ч. 4 ст. 288 АПК РФ, независимо то того, кто будет подавать кассационную жалобу: истец или лицо, названное ответчиком в результате исправления опечатки в решении.

Выступили:

Никитин С.В. высказал точку зрения, согласно которой в случае отмены определения об исправлении опечатки следует исходить из его вынесения с нарушением положений ч. 1 ст. 179 АПК РФ, поскольку арбитражный суд, исправив допущенную в решении опечатку, изменил его содержание; в случае отмены принятого по делу решения следует признавать наличие безусловных оснований для отмены судебного акта применительно к ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с вынесением судебного акта о правах и обязанностях лица, не участвовавшего в судебном процессе и не извещавшегося о времени и месте судебных заседаний.

Соловьев А.А. указал на нарушение судом при вынесении определения об исправлении опечатки основных принципов арбитражного процесса, а именно, принципа состязательности (лицо, не участвовавшее в деле, было лишено возможности отстаивать свою правоту в споре путем представления доказательств, участия в исследовании доказательств, представленных другими лицами, путем высказывания своего мнения по всем вопросам, подлежащим рассмотрению в судебном заседании), а также принципа диспозитивности арбитражного судопроизводства (у лица, не участвовавшего в деле, отсутствовала возможность распоряжаться своими материальными и процессуальными правами).

Шуршалова Н.А. высказала мнение, согласно которому суду кассационной инстанции не следует признавать наличие безусловных оснований для отмены судебного акта применительно к ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в ситуации, когда обжалуется определение арбитражного суда первой инстанции об исправлении допущенной при изготовлении решения опечатки, в соответствии с которым было изменено наименование ответчика.

По второму вопросу.

СЛУШАЛИ:

Буянова Н.В. доложила о наличии двух правовых позиций по вопросу о том, можно ли учитывать в налоговой декларации текущего периода расходы, ранее ошибочно не учтенные, в случае, если ошибка была допущена более трех лет назад; можно ли считать положения абз. 3 п. 1 ст. 54 НК РФ, введенные Федеральным законом № 224-ФЗ, в качестве дополнительной гарантии защиты прав налогоплательщика и применять положения п. 3 ст. 5 НК РФ об обратной силе актов законодательства о налогах и сборах.

Докладчик довел до сведения членов Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа позицию, изложенную в заключении Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), согласно которойв ситуации, когда налогоплательщик учитывает в налоговой декларации текущего периода расходы, ранее ошибочно не учтенные, в случае, если ошибка была допущена более трех лет назад (или пяти лет назад в случаях, указанных в п. 2 ст. 89.2 НК РФ), должна учитываться правовая позиция, изложенная в постановлении Президиума ВАС РФ от 15.06.10 № 1574/10.

Оснований считать положения абз. 3 п. 1 ст. 54 НК РФ, введенные Федеральным законом № 224-ФЗ, в качестве дополнительной гарантии защиты прав налогоплательщика и применять положения п. 3 ст. 5 НК РФ об обратной силе актов законодательства о налогах и сборах, не имеется.

Выступили:

Буянова Н.В. уточнила, что она придерживается позиции, согласно которой положения абз. 3 п. 1 ст. 54 НК РФ не имеют обратной силы, т.к. не являются дополнительной гарантией защиты прав налогоплательщика.

Карпова Г.А. отметила, что согласно абз. 2 п. 4 ст. 89 НК РФ в рамках выездной налоговой проверки может быть проверен период, не превышающий трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки, если иное не предусмотрено Кодексом, указав на недопустимость учета в налоговой декларации текущего периода расходов, ранее ошибочно не учтенных, в случае, когда ошибка была допущена более трех лет назад.

Абова Т.Е. возразила, что трехлетний срок, о котором идет речь в ст. 89 НК РФ, установлен законодателем для налогового органа, а не для налогоплательщика.

Цветков И.В. пояснил, что согласно абз. 3 п. 1 ст. 54 НК РФ перерасчет налоговой базы и суммы налога производится за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены ошибки (искажения), в случае невозможности определения периода совершения ошибок (искажений); таким образом, не исключена возможность учета в налоговой декларации текущего периода расходов, ранее ошибочно не учтенных, даже в случае, если ошибка была допущена более трех лет назад.

Гутников О.В. поддержал позицию, согласно которой трехлетний срок, о котором идет речь в ст. 89 НК РФ, установлен законодателем для налогового органа, а не для налогоплательщика.

Вилкова Н.Г. поддержала позицию, согласно которой в налоговой декларации текущего периода могут быть учтены расходы, ранее ошибочно не учтенные, даже в случае, если ошибка была допущена более трех лет назад.

Карпова Г.А. указала на то, что права налогоплательщиков исчерпывающим образом определены в ст. 21 НК РФ; положения абз. 3 п. 1 ст. 54 НК РФ не являются дополнительной гарантией защиты прав налогоплательщика, а представляют собой механизм исчисления налоговой базы.

По третьему вопросу.

СЛУШАЛИ:

Дудкина О.В. доложила о наличии двух правовых позиций по вопросу о том, можно ли считать виновными по смыслу ст. 118 Закона об исполнительном производстве действия дебитора по перечислению денежных средств третьему лицу после получения дебитором постановления об обращении взыскания на право требования в порядке ст. 76 Закона об исполнительном производстве.

Докладчик довел до сведения членов Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа позицию, изложенную в заключении Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), согласно которойсо дня получения дебитором постановления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на дебиторскую задолженность исполнение дебитором соответствующего обязательства осуществляется путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов. Такое исполнение обязательства дебитором считается исполнением надлежащему кредитору. Права дебитора по отношению к должнику при этом не изменяются (п. 6 ст. 76 Закона об исполнительном производстве).

Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

В соответствии с п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством.

Таким образом, переход к взыскателю права должника на получение дебиторской задолженности, о котором идет речь в п. 1 ст. 76 Закона об исполнительном производстве, является предусмотренным законом случаем перехода к другому лицу (взыскателю по исполнительному производству) права (требования), принадлежащего на основании обязательства кредитору (должнику по исполнительному производству).

По смыслу п. 6 ст. 76 Закона об исполнительном производстве переход к взыскателю права должника на получение дебиторской задолженности происходит в день получения дебитором постановления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на дебиторскую задолженность.

В результате такого перехода обязанность должника (дебитора) по обязательству, в котором должник по исполнительному производству являлся кредитором, подлежит исполнению взыскателю по исполнительному производству (новому кредитору или надлежащему кредитору как указано в п. 6 ст. 76 Закона об исполнительном производстве), к которому перешло корреспондирующее этой обязанности право (требование), путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении судебного пристава-исполнителя депозитный счет подразделения судебных приставов.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации взыскатель не лишен возможности возвратить свои денежные средства путем предъявления требований в отношении третьих лиц (дебиторов), которые должны были осуществлять выплаты должнику.

Если в полученном дебитором постановлении судебного пристава – исполнителя об обращении взыскания на дебиторскую задолженность нет прямого указания на запрет изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность, то это не означает что дебитор вправе при получении впоследствии уведомления об уступке права должника по исполнительному производству (кредитора) третьему лицу осуществить исполнение соответствующему третьему лицу, так как с момента получения вышеуказанного постановления судебного пристава – исполнителя дебитор должен осуществлять исполнение взыскателю по исполнительному производству.

Таким образом, в том случае, если дебитор систематически осуществляющий платежи в отношении должника, получает постановление судебного пристава – исполнителя об обращении взыскания и не исполняет соответствующее предписание, то к нему могут быть предъявлены требования на основании ст. 118 Закона об исполнительном производстве.

Выступили:

Гутников О.В. высказал мнение о том, что положения статьи 118 Закона об исполнительном производстве не применимы к спорным правоотношениям, поскольку указанная норма подлежит применению в случае предъявления в суд требований о взыскании денежной суммы, удержанной с должника, но не перечисленной взыскателю по вине лиц, выплачивающих периодические платежи.

Моисеев С.В. указал на необходимость применения к спорным правоотношениям положений ст. 76 Закона об исполнительном производстве, регламентирующей порядок обращения взыскания на дебиторскую задолженность.

Илюшина М.Н. отметила, чтоправоотношения, возникающие между дебитором и взыскателем, не подпадают под сферу регулирования Закона об исполнительном производстве.

По четвертому вопросу.

СЛУШАЛИ:

Туболец И.В. доложила о наличии двух правовых позиций по вопросу о том, имеет ли право лицо, пропустившее установленный ч. 1 ст. 122 Федерального закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» срок на возврат авансовых платежей в рамках административной процедуры, на взыскание перечисленных по истечении трехлетнего срока в федеральный бюджет сумм авансовых платежей путем подачи искового требования в порядке гражданского судопроизводства.

Докладчик довел до сведения членов Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа позицию, изложенную в заключении Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), согласно которойпропуск лицом, перечислившим на счет федерального казначейства авансовые платежи, трехлетнего срока при обращении в таможенный орган с заявлением о возврате данных средств, не является основанием для отказа заявителю в их возврате в судебном порядке.

Выступили:

Гутников О.В. поддержал позицию, изложенную в заключении МГЮА.

Цветков И.В. отметил, что истечение трехлетнего срока со дня последнего распоряжения декларанта об использовании авансовых платежей не является препятствием для предъявления иска о взыскании (возврате) денежных средств в порядке искового производства.

Васильева Е.Н. высказалась в поддержку позиции, согласно которой трехлетний срок, установленный ст. 122 Закона о таможенном регулировании, является пресекательным, а соответственно, действия таможенного органа по зачислению в бюджет поступивших авансовых платежей, не использованных декларантом по истечении указанного срока, являются законными. Удовлетворение требований заявителя о взыскании с таможенного органа убытков при данных обстоятельствах невозможно.

Никитин С.В. согласился с мнением о том, что пропуск лицом, перечислившим на счет федерального казначейства авансовые платежи, трехлетнего срока при обращении в таможенный орган с заявлением о возврате данных средств, не является основанием для отказа заявителю в их возврате в судебном порядке. При этом срок исковой давности по требованию о взыскании (возврате) денежных средств начинает течь с момента истечения установленного ст. 122 Закона о таможенном регулировании трехлетнего срока.

По пятому вопросу.

СЛУШАЛИ:

Буянова Н.В. доложила о наличии двух правовых позиций по вопросу о том, влияет ли предусмотренная п. 3 ст. 78 НК РФобязанность налоговогооргана сообщить налогоплательщику о факте излишнейуплаты налогаи сумме излишне уплаченного налога на порядок исчислениясрока исковойдавности на возврат (зачет) излишне уплаченного налога.

Докладчик довел до сведения членов Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Московского округа позицию, изложенную в заключении Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), согласно которойнеисполнение налоговым органом обязанности по сообщению налогоплательщику об излишней уплате налога не может означать изменения порядка исчисления срока исковой давности, поскольку налог подлежит самостоятельному исчислению налогоплательщиком на основании п. 1 ст. 52 НК РФ.

Выступили:

Соловьев А.А. высказал мнение о том, что налогоплательщик должен был узнать о факте излишней уплаты налога в момент заполнения налоговой декларации.

Абова Т.Е. обратила внимание на предусмотренную п. 3 ст. 78 НК РФ обязанность налогового органа сообщать налогоплательщику о каждом ставшем известным налоговому органу факте излишней уплаты налога и сумме излишне уплаченного налога; таким образом, налогоплательщик должен узнать о факте излишней уплаты налога с момента получения сообщения налогового органа.

Карпова Г.А. пояснила, что на практике налоговые органы не предпринимают меры по извещению налогоплательщиков о факте излишней уплаты налога и сумме излишне уплаченного налога.

Решили: вынести принятие рекомендаций по поставленным вопросам на расширенное заседание Президиума Арбитражного суда Московского округа (с участием представителей судов Московского судебного округа).

Председатель Научно-консультативного совета   В.Б. Адамова

Секретарь М.М. Семчукова