ПРОТОКОЛ №5 заседания Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Московского округа

ПРОТОКОЛ № 5
заседания Научно-консультативного совета
при Федеральном арбитражном суде Московского округа

«20» апреля 2012 г.

г. Москва

Присутствовали:

Члены НКС при ФАС МО: от Федерального арбитражного суда Московского округа: Адамова В.Б., Губин А.М., Шуршалова Н.А., Завирюха Л.В., Зверева Е.А., Волков С.В., Нагорная Э.Н., Петрова В.В., Петрова Е.А., Бусарова Л.В., Комолова М.В., Кузнецов В.В., Латыпова Р.Р., Новоселов А.В., Тетеркина С.И., Тутубалина Л.А., Дунаева Н.Ю.; от Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: Корнеев В.А., Новак Д.В.; от Девятого арбитражного апелляционного суда: Евстифеев А.А., Кузнецова И.И., Окулова Н.О., Седов С.П.; от Десятого арбитражного апелляционного суда: Юдина Н.С.; от Арбитражного суда города Москвы: Чуча С.Ю., Бондарь А.Н., Пулова Л.В., Карпова Г. А.; от Арбитражного суда Московской области: Кухта М.И.; от Федерального арбитражного суда Центрального округа: Свириденко О. М.; от Московской государственной юридической академии: Блажеев В.В., Олегов М.Д., Рябов А.А.; от Института государства и права Российской академии наук: Санникова Л.В., Лебедь К.А.; от Российской академии правосудия: Никитин С.В.; от Государственной академии специалистов инвестиционной сферы: Карапетов А.Г.; от Российской школы частного права: Степанов Д.И.; от Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации: Кузнецов М.Н., Блохин Ю.В.; от Исследовательского центра частного права при Президенте Российской Федерации: Денисов С.А.; от Всероссийской академии внешней торговли Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации: Маркалова Н.Г.; от Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной Палате Российской Федерации: Романова В.В.

Приглашены: Слесарев В.Л. – заместитель Председателя ВАС РФ; Антонов И.В. – помощник заместителя председателя ВАС РФ; Кузнецов А.А. - главный консультант Управления частного права ВАС РФ; Романов О.Е.

Загиров Ф.В. – ответственный секретарь НКС при ФАС МО.

Повестка дня:

Вопросы, связанные с регистрацией юридических лиц, и применением гражданского законодательства:

  • является ли территориальный орган ФНС РФ надлежащим заявителем при обжаловании законности записи, внесенной в ЕГРЮЛ, или действий по государственной регистрации, совершенных другим территориальным регистрирующим органом ФНС РФ;
  • является ли основанием для признания судом незаконными действий регистрирующего органа об отказе в регистрации юридического лица (изменений в сведения о юридическом лице) в случае указания юридическим лицом жилого помещения в качестве места нахождения постоянно действующего исполнительного органа юридического лица или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности;
  • проблемы определения срока в предварительном договоре аренды в целях заключения основного договора аренды.

Рассмотрение 1-го вопроса:

Слушали: Петрову В.В. с докладом по вопросу о возможности обжалования одним территориальным органом ФНС России записи, внесенной в ЕГРЮЛ, или действий по государственной регистрации, совершенной другим территориальным органом ФНС России. Указала на наличие двух подходов, в поддержку которых приведены соответствующие аргументы. Сообщила, что в большинстве случаев оспариваются записи о месте нахождения юридического лица. При этом законодательством не урегулирован вопрос взаимодействия в таких случаях территориальных подразделений ФНС России, в связи с чем последние и обращаются в арбитражные суды с заявлениями о признании незаконными действий друг друга.

Выступили:

Корнеев В.А. обратил внимание на два аспекта. Во-первых, возможны ли споры между двумя территориальными органами субъектов органов власти. Высказал предположение, что такой спор вряд ли возможно рассматривать в судебном порядке, поскольку происходит совпадение в одном лице и истца и ответчика. С другой стороны, обратил внимание на вопрос о том, каким же образом в такой ситуации необходимо разрешать такие конфликты, если имеют место недостоверные записи в ЕГРЮЛ. И здесь возникает еще один вопрос, может ли быть другой налоговый орган ответчиком. И с этой точки зрения, налоговый орган, наверное, может быть заявителем, поскольку право заявлять иски предоставлено налоговым органам законом, а что касается ответчика, то ситуацию можно было бы разрешить, если признать, что ответчиком по такого рода заявлениям должно быть само юридическое лицо и иск следует заявлять о понуждении юридического лица внести изменения в реестр. Решение по такому делу затрагивает в первую очередь само юридическое лицо, поэтому оно и должно участвовать в деле в качестве ответчика. 

Кобылянский В.В. указал на то, что на налоговый орган возложена обязанность по регистрации. В системе налоговых органов имеются инспекции, которые ведут только налоговый учет, и инспекции, которые регистрируют изменения в реестр. Высказал предположение о необходимости рассмотреть вопрос о выводе функций по регистрации из системы налоговых органов и передаче таких функций иному органу власти. Что касается предъявления иска к самому юридическому лицу, то в таком случае, возможны процессуальные трудности, потому что такие иски, как правило, предъявляются в отношении фирм-однодневок. Обеспечить участие такой фирмы в деле как ответчика и тем более понудить такую фирму исполнить решение суда о внесении достоверных сведений будет проблемно. 

Петрова В.В. обратила внимание на то, что вопрос поставлен именно в связи с применением главы 24 АПК РФ. Спор же об обязании юридического лица совершить определенные действия (внести исправления в реестр) должен рассматриваться в ином (исковом) производстве. Учитывая проект изменений в ГК РФ, который содержит целый блок вопросов, связанных с регистрацией юридических лиц, предложила обсудить этот вопрос с видом на дальнейшее изменение законодательства, в том числе о государственной регистрации юридических лиц. Отметила, что на сегодняшний день такого рода дела рассматриваются по правилам главы 24 АПК РФ с привлечением юридических лиц в качестве третьих лиц.

Новак Д.В. указал на то, что действительно в городе Москве между территориальными органами налоговой службы разделены функции по регистрации и налоговому учету. Однако в других регионах, как правило, функции по регистрации и налоговому учету сосредоточены в одном налоговом органе. Отметил, что в 2010 году проходил НКС при ФАС ВСО, на котором также была высказана позиция о том, что такой спор, прежде всего, затрагивает права самого юридического лица. Предъявление таких заявлений по правилам главы 24 АПК РФ не является препятствием для рассмотрения спора по правилам искового производства с привлечением юридического лица в качестве ответчика, поскольку такая возможность применительно к рассмотрению споров об оспаривании права собственности уже предусмотрена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации. Обратил внимание на вопрос о распределении судебных расходов, так как налоговый орган, регистрируя изменения в реестре при отсутствии обязанности проверять достоверность сведений, действует правомерно, в то же время удовлетворение иска о признании незаконными его действий предполагает отнесение на него судебных расходов, что является не совсем логичным.

Отметил, что в проекте изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации предусмотрен специальный иск об исправлении реестра – иск о признании недействительной регистрации юридического лица или об исключении из реестра данных, не соответствующих действительности. Предположил, что такие дела представляют собой корпоративные споры, на которые распространяется глава 28.1 АПК РФ.

Кузнецов М.Н. поддержал вторую позицию, указав на то, что арбитражным судам следует рассматривать такого рода заявления. Обратил внимание на то, что методологически этот вопрос связан с разделением права на публичное и частное, но на практике публичные интересы во многом частны, либо искусственно противопоставляются частным интересам.

Свириденко О.М. отметил, что данный вопрос, несмотря на отсутствие детальной научной проработки, довольно широко встречается на практике. Указал на то, что ФАС ЦО поддерживает вторую позицию. Более того, из нескольких определений ВАС РФ так же следует, что допустимо рассмотрение подобных споров. В противном случае возникает вопрос, как же исправить данные государственного реестра, поскольку нарушенное право должно быть защищено.

Никитин С.В. высказал мнение о том, что исправления в реестр должен вносить именно тот государственный орган, который регистрировал сведения, поэтому такое заявление в арбитражный суд может подать либо сам орган, регистрировавший изменения, либо ФНС России как головная организация.

Евстифеев А.А. обратил внимание на то, что оба предложенных варианта имеют изъяны. При этом согласно второму варианту фактически создаются дополнительные судебные дела. Ущербность первого варианта заключается в том, что же делать с фирмами-однодневками. Предположил, что решать эту проблему через призму судебной практики неправильно. Поддержал первый подход.

Новоселов А.Л. указал на то, что территориальные органы налоговой службы действуют на основании доверенности ФНС и от имени ФНС. Поскольку фактически возникает спор ФНС с ФНС, то такой спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Ошибка в реестре должна устраняться не в судебном порядке. Вопрос должен решаться оперативно и самой налоговой службой. Территориальный орган должен сообщить заинтересованному лицу о необходимости исправления данных в реестре, и если не будут предприняты действия, налоговая служба должна исправить сама.

Адамова В.Б. обратила внимание, что налоговые органы самостоятельно не вносят изменения в реестр, поскольку законодательством не предоставлено им такого права, а обращаются с заявлениями в арбитражный суд.

Чуча С.Ю. отметил, что на лицо ситуация, когда суды искусственно затягиваются в споры. Данные вопросы должны решаться иным, внесудебным способом.

Юдина Н.С. согласилась с позицией представителей ВАС РФ и ФАС ЦО. Практика с привлечением юридического лица в качестве третьего лица уже сложилась и поддержана ВАС РФ. Грубые нарушения (недостоверные сведения) на стадии регистрации не проверяются, а в дальнейшем могут служить основанием для обращения в суд с требованием о ликвидации юридического лица.

Рассмотрение 2-го вопроса:

Слушали: Кобылянского В.В. с докладом по вопросу о возможности признания судом незаконными действий регистрирующего органа об отказе в регистрации юридического лица (изменений в сведения о юридическом лице) в случае указания юридическим лицом жилого помещения в качестве места нахождения постоянно действующего исполнительного органа юридического лица или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности. Докладчик обозначил имеющиеся в практике подходы и высказал аргументы в поддержку каждого из подходов.

Выступили:

Чуча С.Ю. высказал предположение, что регистрация юридического лица по адресу жилого помещения, в котором проживает его исполнительный орган (директор), то есть фактически там, где оно реально находится, не является нарушением законодательства.

Кобылянский В.В. предложил обсудить данный вопрос через призму возможного нарушения прав и законных интересов иных лиц, проживающих вместе или рядом с физическим лицом.

Адамова В.Б. обратила внимание на то, что предоставление возможности регистрировать юридическое лицо по месту жительства гражданина – исполнительного органа, не является нарушением, поскольку в реестре будет содержаться достоверная информация о месте нахождения юридического лица, по которому с ним можно связаться.

Степанов Д.И. поддержал вторую позицию. Понятие «место нахождения» является более широким по сравнению с понятием «место жительства», т.к. относится как к физическим, так и к юридическим лицам. В связи с этим, если юридическое лицо не имеет иного адреса места нахождения, вполне допустимо для целей регистрации указывать место жительства лица, осуществляющего функции постоянно действующего исполнительного органа такого юридического лица либо учредителя. Данный подход будет полезен и для самого регистрирующего органа, так как у него появится информация о достоверном месте нахождения постоянного действующего исполнительного органа юридического лица, а не формального адреса, в том числе, адреса массовой регистрации.

Слесарев В.Л. отметил, что, как правило, регистрация юридического лица совмещается с местом его деятельности, а это противоречит назначению жилого помещения. Поддержал первую позицию, полагая, что регистрация юридического лица по адресу жилого помещения возможно только в случае, если это прямо разрешено законом.

Блажеев В.В. обратил внимание, что проблема фирм-однодневок именно и связана с тем, что предпринимателям искусственно создаются условия, вынуждающие их представлять на регистрацию фиктивные адреса места нахождения юридического лица. Необходимо отделить регистрацию и деятельность юридического лица. Регистрация юридического лица по адресу жилого помещения возможна по аналогии с индивидуальными предпринимателями. А сама деятельность юридического лица должна контролироваться соответствующими органами, учитывая, что возможна деятельность, которая допускается дома, например, связанная с компьютерами.

Свириденко О.М. поддержал вторую позицию, поскольку нормы жилищного и гражданского законодательства не регулируют вопросы о государственной регистрации сведений о юридических лицах, в том числе о месте нахождения юридического лица.

Новоселов А.Л. поддерживал первую позицию, поскольку жилое помещение предназначено именно для проживания. Поскольку жилое помещение неприкосновенно, обратил внимание на вопрос о возможности контролирующих органов доступа в жилое помещение. В таком случае нарушаются права членов семьи и соседей.

Санникова Л.В. отметила, что в гражданском праве действует принцип «что не запрещено, то разрешено». Не всегда по адресу жилого помещения действительно находится исполнительный орган. Поддержала вторую позицию, поскольку закон не запрещает такую регистрацию и это будет способствовать развитию малого бизнеса.

Карапетов А.Г. согласился с необходимостью учитывать интересы малого бизнеса, который в начале своей деятельности не всегда может позволить себе расходы на аренду помещения. В таких случаях, как правило, приобретается адрес массовой регистрации, по крайней мере, первый подход подталкивает к такому развитию событий. Необходимо на законодательном уровне решать процедурные вопросы, в том числе связанные с получением согласия соседей и т.д. Поскольку в отношении индивидуальных предпринимателей решается вопрос доступа в помещение контролирующих органов, аналогично может быть решен этот вопрос и в отношении юридического лица.

Кобылянский В.В. отметил, что в Налоговом кодексе Российской Федерации содержится норма, предусматривающая возможность проведения проверки налогоплательщика по месту нахождения налогового органа, если невозможно провести проверку по адресу налогоплательщика.

Евстифеев А.А. согласился с мнением о том, что жилое помещение предназначено для проживания. Обратил внимание на места общего пользования, которые принадлежат жильцам и не предназначены для широкого круга лиц. Такая регистрация возможна только в случае, если законом она прямо предусмотрена.

Романова В.В. поддерживала вторую позицию, указав, что в законе о регистрации имеются требования к пакету документов на регистрацию и закон не требует от лиц при регистрации юридического лица (в том числе, сведений о месте нахождения) документов о принадлежности юридическому лицу на праве собственности (или ином праве) помещения, в котором предполагается ведение предпринимательской деятельности. Необходимо представить лишь сведения о месте, по которому с юридическим лицом можно связаться, в том числе, по месту где находится единоличный исполнительный орган. Иная позиция порождает дополнительные требования к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, и пакету документов, предъявляемых ими на регистрацию.

Петрова В.В. обратила внимание на вопрос о том, следует ли суду по уставным документам проверять, каким видом деятельности занимается или собирается заниматься юридическое лицо. Ведь необходимо проверить нарушаются ли права других лиц. А назначение жилого помещения не допускает использовать его для осуществления предпринимательской деятельности.

Чуча С.Ю. обратил внимание на сложность проверки данных обстоятельств судом.

Корнеев В.А. предложил разграничить вопрос о возможности зарегистрировать и возможности осуществлять предпринимательскую деятельность. Не суд должен проверять эти обстоятельства, а регистрирующий орган, у которого, в то же время, отсутствуют полномочия отказать в регистрации по данному основанию. Имеются достаточные основания для вывода о возможности регистрации в жилом помещении. Отметил, что в стране имеются населенные пункты, в которых практически нет нежилых помещений, и если запретить регистрацию юридического лица по адресу жилого помещения, то это ограничит предпринимательскую деятельность в этих населенных пунктах. Именно в связи с этим в законе и отсутствуют дополнительные запреты, связанные с возможностью регистрировать юридическое лицо по адресу жилого помещения.

Юдина Н.С. отметила, что вопрос состоит о том, вправе ли регистрирующий орган отказать в регистрации юридическому лицу в случае указания им жилого помещения в качестве юридического адреса. Предположила, что деятельность юридического лица оцениваться не должна. Высказала мнение о том, что юридическое лицо по аналогии с индивидуальным предпринимателем можно зарегистрировать по адресу жилого помещения. В поддержку данного подхода имеется позиция ВАС РФ, изложенная в определении об отказе в передаче дела в Президиум.

Слесарев В.Л. обратил внимание на то, что рассматриваемые отношения не являются гражданско-правовыми и в этих отношениях не действует принцип «разрешено все, что не запрещено». Поддержав первую позицию, отметил, что законом прямо не разрешена такая регистрация.

Слушали: Волкова С.В. с докладом по проблемам, возникающим у судов, при определении срока в предварительном договоре аренды в целях заключения основного договора аренды. Докладчик обозначил две позиции, первая из которых сводится к тому, что при наличии в условиях предварительного договора аренды обстоятельств, не обладающих признаком неизбежности наступления и зависящих от воли одной из сторон, после возникновения которых должен быть заключен основной договор аренды, срок, в течение которого следует заключить основной договор аренды необходимо определять в соответствии с пунктом 4 статьи 429 ГК РФ, то есть равный одному году. Вторая позиция основана на том, что сроки на заключение основного договора начинают течь с момента наступления определенного условия, а в случае если такой срок в предварительном договоре не указан – в течение года с момента наступления отлагательного условия, которым признаются обстоятельства, не обладающих признаком неизбежности наступления и зависящих от воли одной из сторон, которые указаны в предварительном договоре.

Выступили:

Свириденко О.М. обратил внимание на имеющуюся судебную практику, в том числе Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в поддержку первой позиции.

Карапетов А.Г. обратил внимание на то, что дела, которые рассматривались ВАС РФ, касаются несколько иной ситуации по договору подряда. В рассматриваемой ситуации срок заключения договора осложнен условием его заключения. Такое осложнение не допускается только в том случае, если сделка в принципе по своей природе не может быть условной. В противном случае ограничивается свобода договора. При любой условной сделке имеется неопределенность, наличие которой не может свидетельствовать о недействительности договора.

Слесарев В.Л. поддержал вторую позицию, поскольку при заключении договора стороны соглашались на условия договора. Обратил внимание на то, что такие условия заключения основного договора не противоречат публичному порядку, поскольку условие о сроке фактически сторонами оговорено.

Адамова В.Б. отметила, что второй подход стимулирует стороны более ответственно и добросовестно относится к своим договоренностям. Обратила внимание на то, что в проекте изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации особое внимание уделено добросовестному поведению участников гражданского оборота.

Степанов Д.И. поддержал вторую позицию, отметив, что первый подход более формализованный. Действительно, необходимо давать юридическую защиту тем договоренностям, которые стороны имели в виду, заключая предварительный договор аренды. Воля сторон была направлена на заключение договора аренды. Отметил, что имеется судебная практика в поддержку данного подхода.

Новоселов А.Л. согласился с тем, что предварительный договор это фактически договор о договоре, в котором должны содержаться все существенные условия. Существенным условием договора аренды является условие о предмете договора аренды. Если это помещение, то оно должно быть определено индивидуальными признаками. На практике возможны ситуации, когда лицо, подписавшее предварительный договор аренды, не станет собственником, и не будет иметь права заключить договор аренды, либо предмет аренды будет иным. Если нет определенных условий о предмете договора, арендодателе (коим может являться только собственник имущества), договор не может являться действительным.

Волков С.В. обратил внимание на то, что конструкция предварительного договора используется участниками хозяйственного оборота на непродолжительное время, в связи с чем законом и установлен такой короткий срок.

Новак Д.В. указал на то, что в проекте изменений в ГК РФ заложена позиция о том, что недопустимы только те условия договора, которые преимущественно или исключительно зависят от воли стороны. Даже такие условия, которые исключительно зависят от воли стороны, допустимы, если это прямо вытекает из существа отношений или предусмотрено законом. Очевидно, в рассматриваемой ситуации речь идет именно об отлагательном условии. И такое условие является допустимым. Поддерживал второй подход. Как правило, в предварительном договоре указывается на необходимость заключения договора аренды в течение года после регистрации права собственности либо получения правоустанавливающих документов. Предварительный договор аренды объекта, который еще не построен, возможен, поскольку его обязательственный эффект исключительно направлен на создание обязательств по заключению в будущем основного договора аренды, а не направлен на передачу фактического объекта в аренду, о чем также высказывал ВАС РФ.

Карапетов А.Г. отметил, что проект изменений в ГК РФ содержит положения о том, что срок исполнения обязательства может быть привязан к обстоятельству, которое неизбежно не наступает и в том числе зависит от воли сторон.

Волков С.В. предположил, что стороны могли бы в предварительном договоре аренды предусмотреть как отлагательное условие, так и календарную дату (например, не позднее какого-то конкретного числа).

Решили: в связи с тем, что по всем поставленным вопросам высказывались позиции в поддержку обоих предлагаемых подходов, поставленные вопросы вынесены на расширенное заседание Президиума Федерального арбитражного суда Московского округа (с участием представителей ВАС РФ и судов Московского судебного округа).

Председатель Научно-консультативного совета В.Б. Адамова

Ответственный секретарь Ф.В. Загиров

Сервис временно не доступен