Обзор практики применения норм о возмещении вреда, причиненного в результате действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц

Дата: 
29.01.2010

Утвержден
Протокольным решением
Президиума ФАС МО
от 29 января 2010г №1

ОБЗОР практики применения норм о возмещении вреда, причиненного в результате действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц.

1. Обязанность Российской Федерации по возмещению расходов юридическим лицам обусловлена самим фактом предоставления льгот гражданам, имеющим право на их получение, и соответствующее обязательство может быть прекращено только путем его исполнения.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, удовлетворены требования общества о взыскании с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации (далее – Минфин России) убытков, образовавшихся в 2007 году вследствие предоставления потребителям (педагогическим работникам, проживающим в сельской местности) льгот по оплате жилых помещений и отопления в рамках реализации Закона РФ «Об образовании».

Выводы судов мотивированы тем, что Российской Федерацией в лице Минфина России не исполнены обязательства по возмещению истцу понесенных расходов по предоставлению льгот.

Суд кассационной инстанции оставил в силе акты нижестоящих инстанций по следующим основаниям.

Согласно Закону РФ «Об образовании» размер, условия и порядок возмещения расходов, связанных с предоставлением указанных мер социальной поддержки, устанавливается законодательными актами субъектов Российской Федерации.

В соответствии со ст.ст. 16, 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответствующей казны.

Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Ответчик не исполнил обязанности по компенсации истцу понесенных затрат в связи с предоставлением истцом льгот педагогическим работникам, проживающим в сельской местности в соответствии с Законом РФ "Об образовании". Вывод об ответственности Российской Федерации, установившей льготы и не исполнившей свои обязательства по компенсации затрат, произведенных истцом, в связи с реализацией законно установленных льгот, является верным.

Возмещение убытков, причиненных истцу в результате недостаточности предусмотренного бюджетом финансирования вышеуказанных расходов, в соответствии с разъяснениями, данными в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 №23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса», возлагается на финансовый орган Российской Федерации. В качестве представителя Российской Федерации должен выступать Минфин России, так как он в 2007 году являлся главным распорядителем средств Фонда компенсаций, за счет которых осуществлялось финансирование льгот, предусмотренных действующим законодательством.

Дело №А40-1912/08-05-204

2. Расходы муниципального образования по исполнению обязанностей государства, возникшие в связи с принятием федерального закона, относятся к расходным обязательствам Российской Федерации.

Администрация района обратилась с заявлением о признании незаконным бездействия Министерства финансов Российской Федерации (далее –  Минфин России) по выделению из федерального бюджета денежных средств в пользу Р. и о взыскании с Минфина России указанной суммы в виде убытков в доход бюджета района.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в удовлетворении заявленных по делу требований отказано. При этом суды ссылались на то, что законодательством не предусмотрена обязанность Минфина России перечислять денежные средства по запросу-требованию муниципальных бюджетных учреждений в порядке исполнения судебных актов о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации. Что касается требования Администрации района о взыскании убытков, понесенных в результате выплаты Р. денежной компенсации стоимости жилья, то, отказывая в его удовлетворении, суды двух инстанций ссылались на недоказанность совокупности оснований для их взыскания: противоправности деяния, наличия убытков и причинно-следственной связи между противоправным деянием и наступившими последствиями.

Суд кассационной инстанции отменил состоявшиеся судебные акты, дело направил на новое рассмотрение, указав следующее.

Решением районного суда на Администрацию района возложена обязанность по предоставлению жилья бывшему военнослужащему Р. Определением названного суда изменен способ и порядок исполнения судебного решения:
с Администрации района в пользу Р. взыскана денежная сумма.

Администрация района обратилась в Минфин России с запросом-требованием о выделении ассигнований в указанной сумме для погашения задолженности по исполнительному листу, однако, указанное требование выполнено не было, в связи с чем, Администрация района обратилась в суд с настоящим заявлением.

Согласно ст. 3, п. 1, 2 ст. 15 ФЗ «О статусе военнослужащих» (в редакции, действующей на момент принятия судебных актов) предоставление жилых помещений военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, является функцией государства.

В соответствии со ст. 84 БК РФ финансирование отдельных государственных полномочий, передаваемых на другие уровни власти, обеспечивается за счет федерального бюджета.

Статьей 4 ФЗ «О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» установлено, что при наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Российской Федерации и отдельными государственными полномочиями субъектов Российской Федерации им одновременно передаются материальные и финансовые ресурсы, необходимые для осуществления этих полномочий. Увеличение расходов или уменьшение доходов местных бюджетов, возникшие в результате решений, принятых органами государственной власти Российской Федерации или органами государственной власти субъектов Российской Федерации, компенсируются органами, принявшими указанные решения. Размер компенсации определяется одновременно с принятием соответствующего решения.

Аналогичная правовая позиция выражена в Определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 08.07.2004 № 303-О,
от 15.02.2005 № 58-О, согласно которой компенсация расходов от исполнения государственных полномочий органами местного самоуправления подлежит обязательному обеспечению федеральным бюджетом и призвана гарантировать право собственности муниципальных образований.

Отсутствие четкого законодательного урегулирования порядка компенсации вышеуказанных расходов муниципального образования не является достаточным основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Обязанность государства по оплате Р. денежной компенсации стоимости жилья установлена судебными актами районного суда и вытекает из требований законодательства.

Дело № А40-22725/08-92-262

3. Убытки в счет возмещения расходов, связанных с предоставлением льгот, установленных действующим законодательством, подлежат компенсации из федерального бюджета без включения в них налога на добавленную стоимость, поскольку получаемые из бюджета суммы на эти расходы не являются объектом налогообложения названного налога.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, удовлетворены требования Государственного унитарного предприятия о взыскании с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации (далее – Минфин России) убытков в счет возмещения расходов, связанных с предоставлением истцом льгот по оплате природного газа льготным категориям граждан.

При этом были отклонены доводы ответчика об исключении из расчета убытков НДС, поскольку размер убытков определен исходя из тарифов, установленных Правительством Московской области, в которые включен НДС, то есть входит в фактическую цену реализации, а, следовательно, денежные средства, получаемые из бюджета в счет увеличения доходов при реализации товаров (работ, услуг) по льготным ценам (тарифам), включаются в налоговую базу по НДС в общеустановленном порядке. Исключение НДС из суммы убытков
не основано на положениях ст.ст. 146, 154 НК РФ, поскольку реализация газа не отнесена к перечню товаров (работ, услуг), не облагаемых НДС, а размер убытков определен истцом, исходя из тарифа, в который включена сумма уплаченного в федеральный бюджет НДС, который, в свою очередь, включен в фактическую цену реализации природного газа.

Суд кассационной инстанции отменил состоявшиеся судебные акты, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом обложения НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, а также передача имущественных прав. Порядок определения базы, облагаемой НДС, установлен ст.ст. 153 - 162 названного Кодекса.

Абзацем 2 п. 2 ст. 154 НК РФ предусмотрено, что при реализации товаров (работ, услуг) с учетом дотаций, предоставляемых бюджетами различного уровня в связи с применением налогоплательщиком государственных регулируемых цен, или с учетом льгот, предоставляемых отдельным потребителям в соответствии с федеральным законодательством, налоговая база определяется как стоимость реализованных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из фактических цен их реализации.

В данном случае налоговая база должна определяться в соответствии с п. 2 ст. 154 названного Кодекса как стоимость реализованных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из фактических цен их реализации.

Таким образом, суммы, полученные из бюджета в возмещение расходов по представлению льгот по действующему законодательству, не являются объектом налогообложения по НДС, а, следовательно, недополученные на основании закона, установившего льготы, суммы подлежат компенсации из федерального бюджета без включения в них НДС.

Дело № А40-1304/08-32-14

4. Убытки, понесенные организацией в результате незаконной выдачи органом местного самоуправления разрешений на строительство одновременно двум заказчикам-застройщикам, подлежат возмещению за счет казны муниципального образования.

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, удовлетворен иск общества в части взыскания с Администрации суммы, составляющей убытки истца в виде реального ущерба, понесенного в результате неправомерных действий ответчика в ходе строительства жилой вставки между домами.

Судебные акты мотивированы тем, что правоотношения сторон возникли при заключении ими договора о совместной деятельности по строительству жилого десятиэтажного панельного дома с пристроенным магазином. В соответствии с этим договором Администрация обязана была оформить отвод земельного участка, передать площадку под строительство и осуществить ввод объекта в эксплуатацию. Истец, в свою очередь, должен был выполнять функции заказчика-застройщика объекта.

Установлено, что во исполнение этого договора Администрацией принято решение о выделении истцу земельного участка и разрешено проектирование и строительство многоэтажной жилой вставки между домами. Однако постановлением Главы Администрации данное решение признано утратившим силу. При этом постановление Главы Администрации оспорено в суде и признано недействительным решением арбитражного суда. Тем не менее, Главой района вынесено еще одно постановление, которым проектирование и строительство многоэтажного жилого дома-вставки разрешено другой организации. Данное постановление также признано недействительным решением арбитражного суда.

Суд кассационной инстанции оставил в силе принятые судебные акты по следующим основаниям.

Несмотря на вышеупомянутые судебные акты о признании распоряжений ответчика недействительными истец, являясь заказчиком-застройщиком жилого дома-вставки, и осуществляющий строительство, не был включен администрацией в состав комиссии по приемке в эксплуатацию законченного строительством спорного дома, что следует из постановления Главы района об утверждении акта приемной комиссии. Данное постановление администрации также было признано недействительным решением арбитражного суда, где суд указал о наличии у истца права на возмещение своих убытков за счет средств Администрации.

В результате незаконной выдачи разрешений на строительство жилого дома-вставки одновременно двум заказчикам-застройщикам истец при осуществлении строительства спорного объекта понес убытки в виде реального ущерба (расходов, составляющих стоимость проектных и строительных работ) в размере взысканной по настоящему делу суммы. Суд применил положения ст.ст. 52, 53 Конституции РФ о праве каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, ст.ст. 12, 13, 15, 16 ГК РФ и ст.ст. 65, 69 АПК РФ.

Дело № А41-К1-966/08

5. Дополнительные расходы, понесенные в результате незаконного привлечения к административной ответственности, подлежат возмещению за счет казны Российской Федерации.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о взыскании с Федеральной таможенной службы причиненных убытков: административного штрафа и издержек за проведение трасологической экспертизы по административному делу.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционного инстанции, с Российской Федерации в лице Федеральной таможенной службы были взысканы убытки в полном размере на основании ст.ст. 15, 16 и 1069 ГК РФ, ст. 158 БК РФ. Материалами дела подтверждаются неправомерные действия таможенного органа, истцу причинены убытки, доказан размер, а также причинно-следственная связь между действиями таможенного органа и возникшими убытками.

Суд кассационной инстанции оставил принятые судебные акты без изменения по следующим основаниям.

Как указано в частях 1, 2 и 3 ст. 365 ТК РФ, при проведении таможенного контроля не допускается причинение вреда перевозчику, декларанту, их представителям, владельцам складов временного хранения, владельцам таможенных складов, иным заинтересованным лицам, а также товарам и транспортным средствам. Убытки, причиненные неправомерными решениями, действиями (бездействием) таможенных органов либо их должностных лиц при проведении таможенного контроля, подлежат возмещению в полном объеме, включая упущенную выгоду (неполученный доход). За причинение лицам убытков таможенные органы либо их должностные лица несут ответственность, предусмотренную федеральными законами.

В части 2 ст. 413 ТК РФ установлено, что таможенные органы возмещают вред, причиненный лицам и их имуществу вследствие неправомерных решений, действий (бездействия) своих должностных лиц и иных работников при исполнении ими служебных или трудовых обязанностей, в соответствии с гражданским и бюджетным законодательством Российской Федерации.

Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В ст.ст. 16 и 1069 названного Кодекса установлено, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе, в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Доказано, что обществом уплачен административный штраф и издержки за проведение трасологической экспертизы во исполнение решения суда об отказе в признании недействительным постановления таможни по административному делу. Впоследствии данное решение таможни признано незаконным и отменено. Штраф и издержки истцу не возвращены.

Поскольку штраф и издержки уплачены Обществом в бюджет Российской Федерации, вред должен возмещаться за счет казны Российской Федерации на основании ст. 158 БК РФ с Федеральной таможенной службы, как главного распорядителя средств в отношении возмещения вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц таможенных органов.

Дело N А40-39292/08-24-425 (КА-А40/2657-09).

6. Убытки, причиненные утратой имущества, хранящегося у третьего лица, без должного оформления договорных обязательств в период проведения органом внутренних дел процессуальных действий, подлежат взысканию с Российской Федерации в лице органа государственной власти.

Рыболовецкая артель обратилась в арбитражный суд с иском к Министерству внутренних дел Российской Федерации (далее – МВД России) о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями ответчика, который изъяв продукцию истца, поместил ее на ответственное хранение третьему лицу. Впоследствии ответчиком было принято решение о возврате изъятой продукции, однако третьим лицом указанная продукция была утрачена.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен на основании ст. 895 ГК РФ, так как ответчик был обязан возвратить изъятую продукцию, несмотря на передачу ее на хранение третьему лицу.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда и отказал в удовлетворении заявленных требований на том основании, что между истцом и ответчиком – МВД России – нет гражданско-правовых отношений по хранению имущества истца, соответственно, к данным отношениям сторон – истца и ответчика – не могут применяться нормы гл. 47 ГК РФ, в том числе нормы ст. 895 ГК РФ.

Отношения сторон (истца и ответчика) по изъятию имущества у истца являются административно-правовыми и регулируются нормами УПК РФ, ответчик в качестве поклажедателя выступил только по отношению к третьему лицу в рамках административно-правовых отношений.

Ответчик - МВД России может нести ответственность перед истцом только при наличии и нарушении ответчиком договора хранения, заключенного между ними или по основаниям, установленным ст.ст. 1069, 1071 ГК РФ.

Однако договор хранения между сторонами не заключался, противоправными данные действия ответчика не признаны, материалы дела не содержат таких доказательств, поэтому на момент рассмотрения дела отсутствовали правовые основания для взыскания с ответчика в пользу истца убытков, причиненных нарушением обязательств по хранению.

Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции и оставил в силе решение первой инстанции.

Заявитель просил о взыскании убытков вследствие действий органа, не обеспечившего сохранность имущества в период проведения процессуальных действий, вопрос о законности которых в данном случае не оспаривался и не имел отношения к предмету спора.

Изъятие рыбопродукции произошло в связи с действиями органов внутренних дел. Хранение ее производно от изъятия и осуществляется на основании правоотношений, возникших между органами внутренних дел и лицами, привлекаемыми ими для хранения, участником которых не является лицо, у которого имущество изъято.

Имущество подлежало возврату заявителю на основании решения органов внутренних дел в связи с прекращением процессуальных действий и это решение ими же не исполнено вследствие утраты имущества, произошедшей в период, когда ответственность за его сохранность несет изъявшее лицо.

В соответствии с требованиями ст.ст. 1069, 1071, 895 ГК РФ стоимость утраченной продукции подлежит взысканию, поскольку незаконность действий ответчика выразилась в причинении материального ущерба истцу в связи с невозвратом изъятой продукции.

Дело № А40-72402/06-24-553

7. В соответствии с требованиями гражданского законодательства за счет казны Российской Федерации может быть возмещен вред, причиненный непосредственно действиями сотрудников госорганов, но не вред, причиненный группой лиц, состоящей как из работников госорганов, так и других физических лиц, не имеющих отношения к госорганам.

Корпорация обратилась в арбитражный суд с заявлением о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации (далее - Минфин России) и Генеральной прокуратуры Российской Федерации (далее - Генпрокуратура России) вреда (убытков), причиненного незаконными действиями сотрудников Генпрокуратуры России.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказано, исходя из того, что из положений ст.ст. 1070, 1080 ГК РФ не следует, что Российская Федерация несет солидарную ответственность за имущественный вред, причиненный группой лиц, в число которых входили и сотрудники правоохранительных органов. В вынесенном по данному делу приговоре не определен размер вреда, причиненного непосредственно работниками прокуратуры.

Кассационная инстанция оставила в силе состоявшиеся судебные акты, по следующим основаниям.

В соответствии со ст.ст. 16, 1069, 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. В рамках уголовного дела установлен факт причинения вреда Корпорации группой лиц, состоящей как из сотрудников прокуратуры, так и других лиц.

В соответствии с требованиями гражданского законодательства за счет казны Российской Федерации может быть возмещен вред, причиненный непосредственно действиями сотрудников прокуратуры, но не вред, причиненный группой лиц, состоящей как из работников прокуратуры, так и других физических лиц, не имеющих отношения к прокуратуре и другим госорганам. Также гражданское законодательство Российской Федерации, равно как и международные правовые акты не содержат положений, в соответствии с которыми государство несет полную ответственность по возмещению вреда (выплате убытков) - в качестве возмещения имущественных последствий совершенных преступлений, за исключением случаев, прямо установленных в законе.

Дело №А40-16172/03-84-244

8. Расходы лица, привлеченного для совершения исполнительных действий в отношении арестованного имущества, понесенные в связи с незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, действовавшего в интересах взыскателя, подлежат возмещению за счет казны Российской Федерации.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляции удовлетворены требования общества к Федеральной службе судебных приставов России (далее – ФССП России) о взыскании суммы убытков в счет возмещения расходов, связанных с хранением имущества, переданного истцу судебным приставом-исполнителем, действовавшим в интересах взыскателя в рамках исполнительного производства.

Факт противоправности бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившееся в невынесении постановления о возмещении истцу расходов по совершению исполнительных действий в части погрузки, перевозки и хранения арестованного имущества, его вины в причинении убытков, их наличии и размере, а также причинно-следственной связи между бездействием судебного пристава-исполнителя и убытками, доказан ранее вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда.

В связи с чем, на основании ч. 2 ст. 69 АПК РФ, ст. 125, ч. 1 ст. 1064, ст. 1069 ГК РФ, а также Положения о ФССП России суд кассационной инстанции оставил в силе, вынесенные по делу судебные акты, поскольку ФССП России является получателем и главным распорядителем средств федерального бюджета.

Дело № А40-43409/07-104-241

9. Возмещение вреда в процессе осуществления правосудия возможно только в случае, если вина судьи, принимавшего решение по делу, установлена вступившим в законную силу приговором суда либо соответствующими судебными решениями.

Индивидуальным предпринимателем (ИП) заявлен иск к Российской Федерации в лице Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ВАС РФ) и Министерства финансов Российской Федерации (Минфин России) о взыскании убытков в качестве возмещения имущественного вреда, причиненного исполнением решения суда о сносе построек, которое было впоследствии отменено.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано, ссылка истца на то, что вина судьи установлена Постановлением ВАС РФ, которым отменено принятое судьей решение, отклонена, поскольку в данном Постановлении указано на судебные ошибки при рассмотрении дела, что не является основанием для удовлетворения заявленных исковых требований в связи с причинением истцу ущерба по причине противоправных и незаконных действий судьи.

Суд кассационный инстанции оставил в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций по следующим основаниям.

Статьей 1070 ГК РФ предусмотрено возмещение вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий органов государственной власти.

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу, возмещается по основаниям и в порядке, предусмотренном ст. 1069 ГК РФ.

Причинения вреда при осуществлении правосудия гражданину или юридическому лицу, возмещается в случае, если вступившим в законную силу приговором суда установлена вина судьи, принимавшего решение по данному делу.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации
от 25 января 2001 N 1-П указано, что положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ не могут служить основанием для отказа в возмещении государством вреда, причиненного при осуществлении гражданского правосудия, если вина судьи установлена не приговором суда, а, в том числе, соответствующим судебным решением.

Возмещение вреда возможно только в случае, если вред причинен при установленной вине судьи, принимавшего решение по делу.

Доказательств о наличии соответствующего судебного решения, устанавливающего вину судьи, не имеется, тем самым отсутствуют правовые основания для удовлетворения требований ИП о взыскании убытков.

Дело №А40-16402/08-61-162

10. Отсутствие в резолютивной части решения арбитражного суда, которым взысканы убытки за счет средств федерального бюджета, указания на главного распорядителя бюджетных средств не является основанием для возврата взыскателю исполнительного листа.

Решением арбитражного суда удовлетворены требования о признании незаконными действий Министерства Финансов Российской Федерации (далее – Минфин России), выразившихся в возврате исполнительного листа, и об обязании ответчика привести в исполнение решение суда о взыскании с Российской Федерации в пользу Общества убытков и расходы по государственной пошлине.

В апелляционный суд решение суда не обжаловалось.

Кассационная инстанция оставила в силе вынесенные судебные акты.

Решением арбитражного суда с Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Общества взысканы убытки и расходы по государственной пошлине. На основании данного решения выдан исполнительный лист, который с приложением всех необходимых документов был направлен заявителем на исполнение в Минфин России.

Сопроводительным письмом Минфин России дважды возвращал взыскателю исполнительные документы без исполнения по причине отсутствия в резолютивной части решения арбитражного суда главного распорядителя средств федерального бюджета, который выступал в суде от имени Российской Федерации.

Действия по возврату исполнительного листа признаны незаконными.

Оставляя названный судебный акт без изменения, кассационная инстанция исходила из следующего.

В резолютивной части решения должно указываться на взыскание денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования, а не с государственного или муниципального органа, что в данном случае действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющим казну. Кроме того, в соответствии с требованиями ст. 124 ГК РФ Российская Федерация выступает в качестве самостоятельного субъекта гражданских правоотношений, притом, что пунктом 1 ст. 242.2 БК РФ предусмотрено, что органом, исполняющим судебные акты о взыскании денежных средств за счет казны Российской Федерации, является Минфин России.

Дело № А40-91485/08-120-473

11. Иск о возмещении убытков в виде упущенной выгоды, причиненных незаконным арестом имущества общества не подлежит удовлетворению в случае, если на момент заключения договоров, на которые ссылался истец в обоснование возникновения у него убытков, арестованное имущество не находилось во владении истца, поскольку оно удерживалось кредитором последнего.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России (далее – ФССП России) о взыскании за счет казны Российской Федерации убытков в виде упущенной выгоды, возникших в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, и о возврате в натуре имущества, принадлежащего на праве собственности истцу.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены со ссылкой на то, что истец доказал наличие у него убытков, при том, что ответчик арестовал имущество Общества, поэтому обязан возвратить его последнему, в связи с чем иск подлежал удовлетворению частично.

Постановлением апелляционного суда указанное решение отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Названное постановление судом кассационной инстанции оставлено без изменения по следующим основаниям.

На момент заключения истцом договоров с третьими лицами, вследствие не исполнения которых у истца возникли убытки, Общество реально не владело данным имуществом, так как это имущество находилось у кредитора истца, который удерживал арестованное имущество в связи с наличием у Общества долга перед ним. Кроме того, истец не доказал того обстоятельства, что именно арестованное имущество подлежало использованию при реализации заключенных сделок, что указанное имущество как на момент ареста, так и после окончания исполнительного производства, в рамках которого производился арест этого имущества, находилось и находится у третьего лица, а ответчик данным имуществом не владел и не владеет.

Дело № А40-29202/08-55-231

12. Перевозка детей в возрасте от двух до двенадцати лет по льготному тарифу не является льготой, установленной государством, в связи с чем, понесенные расходы авиакомпании не возмещаются за счет казны Российской Федерации.

Федеральное государственное унитарное предприятие (авиакомпания) обратилось с иском в арбитражный суд к Российской Федерации в лице Министерства Финансов Российской Федерации (далее – Минфин России) о взыскании невозмещенных расходов (убытков), возникших вследствие осуществления в 2005 году перевозок детей в возрасте от двух до двенадцати лет по льготному тарифу.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано, так как перевозка детей в возрасте от двух до двенадцати лет по льготному тарифу не является льготой, установленной государством.

Суд апелляционный инстанции, отменив решение, взыскал с Российской Федерации в лице Минфина России за счет казны Российской Федерации в пользу авиакомпании сумму убытков, возникших вследствие перевозки детей в возрасте от двух до двенадцати лет по льготному тарифу.

Суд кассационной инстанции отменил постановление апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Вывод апелляционного суда о том, что право пассажира перевезти с собой детей в возрасте от двух до двенадцати лет по льготному тарифу представляет собой льготу, сделан при неправильном применении норм материального права.

В соответствии с п. 1 ст. 103 Воздушного кодекса Российской Федерации (далее – ВК РФ) по договору воздушной перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира воздушного судна в пункт назначения с предоставлением ему места на воздушном судне, совершающем рейс, указанный в билете, а в случае воздушной перевозки пассажиром багажа, также этот багаж доставить в пункт назначения и выдать пассажиру или управомоченному на получение багажа лицу.

Пункт 1 ст. 102 ВК РФ предписывает, что перевозчики при выполнении воздушных перевозок обязаны соблюдать общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей, устанавливаемые федеральными авиационными правилами.

Согласно пп. 1 п. 2 ст. 106 ВК РФ пассажир имеет право на проезд на льготных условиях в соответствии с законодательством РФ и установленными перевозчиком правилами воздушных перевозок.

Однако согласно пп. 3 п. 2 ст. 106 ВК РФ дети в возрасте не старше двух лет, а также дети в возрасте от двух до двенадцати лет перевозятся в соответствии с льготным тарифом с предоставлением им отдельных мест.

Исходя из изложенного, право на получение указанных в пп. 3 перечня услуг предоставлено каждому пассажиру, а в пп. 1 закреплено право пассажира на проезд на льготных условиях в тех случаях, когда это предусмотрено законодательством и установленными перевозчиками правилами.

Следовательно, право пассажира перевозить с собой детей в возрасте от двух до двенадцати лет в соответствии с льготным тарифом не является льготой и представляет собой право каждого пассажира на получение в рамках договора воздушной перевозки платной услуги, подлежащей оказанию перевозчиком.

Дело № А40-85803/08-65-792

Заместитель Председателя А.М.Губин
Заместитель Председателя Н.А.Шуршалова
Председатель первого судебного состава С.В.Алексеев
Председатель второго судебного состава М.Р.Агапов
Председатель четвертого судебного состава Л.В.Завирюха