Обзор практики ФАС МО по применению норм об оспаривании решений третейских судов и выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (Глава 30 АПК РФ) и о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и -

Дата: 
25.05.2008

Утверждено
Президиумом
Федерального арбитражного суда
Московского округа
от 25 мая 2008 г.

Обзор практики ФАС МО по применению норм об оспаривании решений
третейских судов и выдаче исполнительных листов на принудительное
исполнение решений третейских судов (Глава 30 АПК РФ)
и о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений (Глава 31 АПК РФ)

1. Арбитражный суд при рассмотрении спора о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда проверяет компетенцию иностранного государственного суда и оценивает пророгационное соглашение в соответствии с нормами процессуального права иностранного государства и международными нормами.

Узбекская акционерная компания обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения Высшего Хозяйственного Суда Республики Узбекистан, которым с российского закрытого акционерного общества взыскана задолженность и пени.

Определением арбитражного суда в удовлетворении заявления отказано. Суд пришел к выводу о наличии в контракте арбитражной оговорки о рассмотрении спора в Высшем хозяйственном суде продавца (Высшем Хозяйственном Суде Республики Узбекистан), которая противоречила на момент обращения с иском процессуальному закону Узбекистана и потому являлась недействительной, что явилось основанием для вывода об отсутствии у суда компетенции. В соответствии с п. «в» ст. 9 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20.03.1992 (далее - Киевское соглашение), участником которого с 6 мая 1993 года является Узбекистан, в приведении и в исполнении решения иностранного суда может быть отказано, если спор разрешен некомпетентным судом.

Суд кассационной инстанции определение отменил, дело направил на новое рассмотрение по следующим мотивам. Заключенное между сторонами соглашение о передаче всех споров и разногласий на рассмотрение в Высший хозяйственный суд страны продавца не является арбитражной оговоркой. Арбитражная оговорка (третейское соглашение) - это соглашение сторон о передаче на рассмотрение третейского суда определенных споров в связи с каким-либо правоотношением. Между тем стороны заключили соглашение о передаче споров в государственный, а не третейский суд, то есть пророгационное соглашение, что само по себе не противоречит п.2 ст. 4 Киевского Соглашения, согласно которому компетентный суд рассматривает дела в случаях, если об этом имеется письменное соглашение сторон о передаче спора этому суду. При наличии такого соглашения вопросы, относящиеся к порядку рассмотрения спора, в том числе и вопросы подсудности, разрешаются в соответствии с процессуальным законодательством государства - участника Содружества Независимых Государств.

Суд страны, где испрашивается приведение в исполнение решение иностранного государственного суда, не связан оценкой пророгационного соглашения, поскольку ее недействительность не является согласно ст. 9 Киевского Соглашения основанием для отказа в признании и приведении в исполнение решения суда. В этом случае суду следовало рассмотреть вопрос о компетенции Высшего Хозяйственного Суда Республики Узбекистан, имея в виду решение вопроса подведомственности хозяйственным судам Узбекистана данной категории дел. В этом случае надлежало также проверить компетенцию Высшего Хозяйственного Суда Республики Узбекистан принять дело к своему производству по первой инстанции.

(КГ-А40/8576-03; А40-14598/03-8-140)

2. При проверке надлежащего извещения ответчика о времени и месте разбирательства в иностранном суде, арбитражный суд не должен исследовать полномочия его представителя на участие в деле, рассмотренном иностранным судом.

Иностранное юридическое лицо (Азербайджан) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение на территории Российской Федерации решения Экономического суда Азербайджанской Республики, на основании которого с ответчика (российского хозяйственного общества) подлежит взысканию денежная сумма.

Определением в удовлетворении заявления иностранной компании о признании и приведении в исполнение решения Экономического суда Азербайджанской Республики отказано. Арбитражный суд исходил из того, что ответчик не был надлежащим образом извещен о времени и месте разбирательства в иностранном суде, что в соответствии с п.2 ч. 1 ст.244 АПК РФ является основанием для такого отказа. Вывод о ненадлежащем извещении ответчика суд первой инстанции обосновал ссылкой на отсутствие полномочий у представителя ответчика, который участвовал в рассмотрении дела в иностранном экономическом суде. При этом суд исследовал штатное расписание российского общества и перечень исходящей корреспонденции, в котором не зарегистрирована доверенность, по которой представитель участвовал в рассмотрении дела.

Суд кассационной инстанции определение отменил, дело направил на новое рассмотрение, указав следующее. В соответствии с ч.1 ст. 67 АПК РФ арбитражный суд принимает только те доказательства, которые имеют отношение к рассматриваемому делу. Рассмотрение вопроса о полномочиях представителя ответчика, участвующего в иностранном судебном разбирательстве, не имеет правового значения, поскольку установление факта выступления в процессе неуполномоченного лица само по себе не является доказательством неизвещения стороны. Тем самым, исследование указанных документов (штатного расписания, приказа, перечня исходящей корреспонденции) не имеет отношения к предмету доказывания по рассматриваемому вопросу.

Согласно ч.1 ст.241 АПК РФ решения судов иностранных государств, принятые ими по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, признаются и приводятся в исполнение в Российской Федерации арбитражными судами, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором Российской Федерации и федеральным законом. К указанным отношениям подлежит применению Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20.03.1992 (далее - Киевское соглашение), участником которого со 02.06.2003 является Азербайджанская Республика.

В соответствии с п. "г" ст. 9 Киевского соглашения в признании и приведении в исполнение решения компетентного суда государства - участника СНГ может быть отказано, если сторона, против которой было принято решение, представит доказательства того, что она не была извещена о процессе.

Отказывая в удовлетворении заявления о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, первая инстанция исследовала не имеющие отношение к предмету доказывания документы и не дала оценку доказательствам, относящимся к предмету доказывания.

Так, суд первой инстанции не дал оценку имеющемуся в деле доказательству - телеграмме Президента хозяйственного общества, содержащей ходатайство об отложении дела в связи с направлением встречного иска, а также ходатайство о рассмотрении в отсутствие представителя ответчика встречного иска, (который рассматривается одновременно с первоначальным). Таким образом, суду надлежит исследовать доказательства, связанные с извещением ответчика о времени и месте разбирательства в экономическом суде Азербайджанской Республики.

(КГ-А40/4524-03; А40-4813/03-45-48)

3. Ссылка заявителя на неправильное применение международным коммерческим арбитражным судом норм российского права как на основание применения оговорки о публичном порядке является требованием о пересмотре оспариваемого решения по существу, что не предусмотрено ст. 34 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже».

Закрытое акционерное общество обратилось в суд с заявлением об отмене решения международного коммерческого арбитражного суда о взыскании с него долга и процентов за пользование чужими денежными средствами в пользу иностранной компании.

Определением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано. Судом установлено, что основания для отмены решения третейского суда, предусмотренные Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" № 5338-1 от 7 июля 1993 года, отсутствуют.

В кассационной жалобе заявитель сослался на противоречие выводов третейского суда, на которых основывается его решение, публичному порядку Российской Федерации. По мнению заявителя, нарушение публичного порядка заключалось «в нарушении третейским судом правовых принципов, закрепленных пункте 3 статьи 10 ГК РФ, ст. 309 ГК РФ о надлежащем исполнении обязательств и ст. 328 ГК РФ о встречном исполнении обязательства».

Суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении кассационной жалобы, определение оставил без изменения, указав следующее.

Решением международного коммерческого арбитражного суда был удовлетворен иск иностранной компании к закрытому акционерному обществу о взыскании долга по договору и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решение третейского суда основано на нормах гражданского права Российской Федерации, регулирующих обязательственные отношения и ответственность за неисполнение обязательств (в частности, об основании возникновения обязательств - ст. 307 ГК РФ, о надлежащем исполнении обязательств - ст.309 ГК РФ, о валюте денежных обязательств - ст. 317 ГК РФ, о заключении договора - ст. 432 ГК РФ и его расторжении - ст. ст.450, 452 ГК РФ, об ответственности за пользование чужими денежными средствами по денежному обязательству - ст. 395 ГК РФ).

В соответствии с ч. 4 ст. 233 АПК ПФ решение международного коммерческого арбитража может быть отменено арбитражным судом по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и федеральным законом о международном коммерческом арбитраже. В ст. 34 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" содержится исчерпывающий перечень оснований для отмены решения международного коммерческого арбитражного суда, при этом возможность его проверки по существу не предусмотрена.

Ссылаясь на неправильное применение одних правовых норм ГК РФ и неприменение других, заявитель тем самым требовал пересмотра арбитражным судом по существу дела, разрешенного третейским судом, что не соответствует ст. 34 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже».

(КГ-А40/7628-02, А40-33798/02-85-334)

4. Совершение действий, направленных на исполнение договора, не заключённого сторонами в предусмотренной законом форме, не может свидетельствовать о достижении ими соглашения о передаче споров на разрешение третейского суда. В соответствии со ст. 7 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» третейское соглашение заключается в письменной форме.

Закрытое акционерное общество (далее - Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которым и пользу Общества с государственного унитарного предприятия (далее - предприятие) взысканы денежные средства по договору поставки.

Определением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, в удовлетворении заявления отказано на том основании, что между обществом и предприятием не было достигнуто соглашения о передаче споров па рассмотрение третейского суда (третейское соглашение).

Как установил суд первой инстанции, общество обратилось к предприятию с предложением заключить договор поставки, содержащий, в том числе, условие о передаче возникающих из пего споров па рассмотрение третейского суда. Однако от имени предприятия договор был подписан руководителем филиала предприятия в отсутствие па это полномочий.

Впоследствии филиалом предприятия были совершены действия, связанные с исполнением договора, выразившиеся в принятии поставляемого товара. Между тем условие о третейской оговорке со стороны самого юридического лица в письменной форме одобрено не было.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации", третейское соглашение заключается в письменной форме. Третейское соглашение считается заключённым в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путём обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения.

В этой связи фактическое исполнение договора по поставке и принятие товара структурным подразделением (филиалом) не является свидетельством одобрения юридическим лицом условия о компетентном органе по рассмотрению споров, вытекающих из данного договора.

(КГ-А40/7535-02, А40-3423/02-63-400т; КГ-Л40/6780-02, А40-19947/02-41-212т).

5. Заявления о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов рассматривается в судебном заседании с участием сторон.

Акционерное общество обратилось в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа па принудительное исполнение решения третейского суда.

Определением первой инстанции от 30.08.02 принято решение о выдаче исполнительного листа. При этом суд рассмотрел вопрос о выдаче исполнительного листа без вызова (извещения) сторон в соответствии со ст. 25 Временного положения о третейском суде для разрешения экономических споров, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 июня 1992 г. № 3115-1 и п.п. 1, 2 письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № С-13/ОСЗ-222 от 16.09.1992 г.

Суд кассационной инстанции определение отменил, дело направил па новое рассмотрение, указав следующее.

Указанное Временное положение утратило силу с 27 июля 2002 г. (со дня офици­ального опубликования) в соответствии со ст. 47 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» Таким образом, его нормы и толкование этих норм, содержащееся в письме ВАС РФ, не подлежат применению.

Заявление о выдаче исполнительного листа должно быть рассмотрено с учетом требований упомянутого закона, согласно п. 7 ст. 45 которого о времени и месте рассмотрения указанного заявления стороны должны быть уведомлены.

(КГ-А40/7535-02, А40-3423/02-63-400т; КГ-Л40/6780-02,Л40-19947/02-41-212т).

6. Заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда не подлежит рассмотрению арбитражным судом по существу, если заявителем не представлена надлежащим образом заверенная копия названного решения (п.1 ч. 3 ст. 242 и ст. 255 АПК РФ).

Зарубежный банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда о взыскании денежных средств с российского предприятия.

Суд первой инстанции вынес определение о признании и приведении в исполнение указанного решения иностранного суда и выдал исполнительный лист о принудительном взыскании присужденных названным судом денежных средств, поскольку не установил оснований для отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда.

Проверяя законность принятого определения, суд кассационной инстанции установил, что в обоснование заявления иностранным банком представлена выписка из решения иностранного суда по делу о взыскании денежных средств с российского предприятия.

При этом указанная выписка из решения является единственным доказательством присуждения ко взысканию денежных средств и основанием для выдачи исполнительного листа в случае неисполнения российским предприятием в добровольном порядке решения иностранного суда.

Между тем из представленной в арбитражном деле выписки из судебного решения невозможно установить, каким именно иностранным судом оно принято, в выписке отсутствуют какие-либо признаки официального документа, в частности, реквизиты иностранного суда.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции отменил определение арбитражного суда, указав, что для решения вопроса о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда, необходимо предложить заявителю представить надлежащим образом заверенную копию такого решения (п.1 ч. 3 ст. 242, 255 АПК РФ).

(КГ-А40/2448-03, А40-35897/02-40-375)

7. Постановление международного коммерческого арбитражного суда предварительного характера о наличии у него компетенции может быть отменено арбитражным судом только по предусмотренным законом основаниям.

Иностранная компания обратилась в международный коммерческий арбитражный суд с иском о понуждении заключить договор купли-продажи недвижимости на условиях, предусмотренных контрактом с правом выбора, а также о взыскании убытков, понесенных в результате неисполнения контрактных обязательств. Впоследствии истец отказался от понуждения заключить договор.

Международный коммерческий арбитражный суд в соответствии с п. 1 ст. 16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и п. 1 ст. 21 Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ, подлежащего применению в силу соглашения сторон, признал наличие у него компетенции рассмотреть указанный спор и вынес соответствующее постановление.

В соответствии с ч.1 ст. 235 АПК РФ в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации и федеральным законом, любая сторона третейского разбирательства может обратиться в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления третейского суда предварительного характера о наличии у него компетенции.

Российское акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления международного коммерческого арбитражного суда, установившего наличие у него компетенции на рассмотрение спора.

Определением суда первой инстанции в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе акционерное общество просило об отмене определения арбитражного суда, на том основании, что международный коммерческий арбитражный суд признал наличие у него компетенции в отношении спора, рассмотрение которого в соответствии с п.2 ч.1 ст.248 АПК РФ отнесено к исключительной компетенции арбитражных судов Российской Федерации.

Судом первой инстанции было установлено, что международный коммерческий арбитражный суд, определяя собственную компетенцию, обоснованно исходил из того, что спор не затрагивает прав собственности на недвижимость, а касается вопросов исполнения сторонами контрактных обязательств и соответствующих последствий.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция отклонила жалобу, признав верной позицию суда первой инстанции о том, что рассмотренный международным коммерческим арбитражным судом спор не касается прав собственности на недвижимость, которые подлежат защите или оспариваются. Предмет спора, по которому вынесено постановление международного коммерческого арбитражного суда предварительного характера о его компетенции, не относится к исключительной компетенции арбитражного суда, а потому арбитражная оговорка не может быть признана недействительной по этому основанию.

В соответствии с ч.3 ст. 235 АПК РФ арбитражный суд рассматривает заявление по вопросу компетенции третейского суда по правилам, предусмотренным параграфом 1 Главы 30 АПК РФ.

(КГ-А40/2954-03, А40-45826/02-21-455).

8. Заявление об отмене решения третейского суда подлежит рассмотрению с учетом обстоятельств, установленных судом по ранее рассмотренному делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения.

Иностранная компания (Великобритания, г. Лондон), ответчик по третейскому разбирательству, обратилась в арбитражный суд с ходатайством об отмене решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, вынесенным в пользу российского акционерного общества (Башкирия, г. Уфа).

В ходатайстве указывалось на два основания к отмене решения третейского суда: а) решение вынесено по спору, не подпадающему под условия арбитражной оговорки, б) ответчик не был надлежащим образом уведомлен об арбитражном разбирательстве.

Определением суда первой инстанции решение Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации отменено на основании ст.34 Федерального закона "О международном коммерческом арбитраже", ч. 4 ст.233 АПК РФ.

Основанием к отмене послужило установление арбитражным судом факта неизвещения ответчика о состоявшемся третейском разбирательстве.

Не согласившись с определением арбитражного суда, акционерное общество обратилось с кассационной жалобой с просьбой о его отмене. Заявитель кассационной жалобы ссылался на неполное исследование судом обстоятельств, имеющих значение для дела и неправильное применение ст.69 АПК РФ.

Удовлетворяя ходатайство иностранной компании об отмене решения третейского суда, арбитражный суд установил, что это компания не была уведомлена о третейском разбирательстве.

Вместе с тем в материалах дела имелись незаверенные копии определений Арбитражного суда Республики Башкортостан, которыми удовлетворено ходатайство акционерного общества о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации по иску этого общества к иностранной компании.

Из содержания указанных определений усматривалось, что арбитражным судом Республики Башкортостан были исследованы и разрешены вопросы о компетенции МКАСа при ТПП РФ рассматривать возникший между сторонами спор; о надлежащем извещении ответчика, как стороны, против которой принято решение, о дне разбирательства дела; о соответствии решения законодательству.

Таким образом, в деле имелись сведения о том, что до рассмотрения заявления об отмене решения третейского суда Арбитражным судом Башкортостана уже было рассмотрено заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение того же решения.

Судом первой инстанции не проверена достоверность указанных документов и не дана им соответствующая оценка. При указанных обстоятельствах обжалуемое определение суда отменено на основании п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, в связи с неполным исследованием имеющихся в деле доказательств. Суду первой инстанции предложено проверить достоверность указанных документов и дать им соответствующую оценку.

(КГ-А40/3258-03, А40-35908/02-69-385Т).

25 мая 2008 г.

Сервис временно не доступен